4.2.2 Лексика

4

В анекдотах пародируются всевозможные стилистические языковые клише: научные ("операция", "масса" и т.п.), публицистические ( "рыночная экономика", "к вашим услугам" и т.п.), официально-деловая лексика ("группа товарищей", "гражданин" и т.п.)
Многие анекдоты обыгрывают полисемантичность стилистически нейтральных слов:

Штирлиц шел по улице. Вдруг Штирлиц поднял глаза...Это были глаза профессора Плейшнера.

Абрам, за тобой рубль

Ты, говорят, в комсомол вступил?

Слова и выражения, употребляемые в переносном значении ("вступить", "поднять глаза", "за тобой" и т.п.), анекдот помещает в такой контекст, в котором они понимаются буквально, в прямом смысле. На подобном обыгрывании фразеологизма основан, например, традиционный сюжет о мужике и черте:

Ехал мужик на лошадке

Анекдоты могут высмеивать употребление диалектной и иноязычной лексики:

На перекрестке к милиционеру подходит человек

Привели в деревню верблюда

См. также примеры №№ 67* - 70*), использующие диалектизмы и заимствования ("мабуть", "из чого", "тунза", "огненная вода", "сациви" и т.д.), вплоть до смешения русских и иноязычных слов с искажением синтаксиса (№ 71*).
Чаще всего диалектная лексика используется в речевых характеристиках персонажей. Обычно она контрастирует с нейтральным стилем повествования либо с другими стилистически окрашенными репликами, например:

Немцы заняли деревню

Характерное словечко "милок", например, является маркированным элементом речевой характеристики старушек:

Бабка в Москву приехала

Часто герои анекдотов не понимают и комически интерпретируют незнакомые слова (обычно это неологизмы и заимствования): например, "Спартак", "филателист" и т.п. (см. №№ 72* - 74*).
Использование слэнговой лексики, в частности, блатного жаргона, обычно контрастирует с тематикой анекдота: например, зэк общается с детьми или выступает в шоу-программе ( №№ 75* - 77*). Жаргонные выражения комично выглядят в речи и описании персонажей, далеких от "блатной" тематики: сказочного деда, Штирлица, Чебурашки, (№№ 78* - 80*).
Жаргонная лексика играет важную роль в анекдотах о хиппи, наркоманах и панках (или "пункерах"). Как известно, в таких социальных молодежных группировках складывается свой особый разговорный язык. Анекдот пародирует эту языковую систему, соотнося ее элементы с нейтральным разговорным стилем (№№ 81*, 82*,83*, 84*), с официально-деловым (№ 85*) или литературно-художественным (№ 86*). Такие анекдоты чаще рассказывают люди, имеющие какое-либо отношение к этим социальным группам.
Особую группу лексики составляют матерные слова и выражения. Как отмечает Б.А. Успенский, "табуированности матерщины и соотнесенных с нею слов нисколько не противоречит употребление такого рода выражений в рамках антиповедения, обуславливающего нарушение культурных запретов".
Склонность персонажа к такому проявлению антиповедения может быть прямо выражена в тексте анекдота, например: "Одна ворона страшно любила матом ругаться..."(№ 87*), либо выявляться в цикле сюжетов об одном персонаже: таков, например, поручик Ржевский (№ 88*, 89*).
Мат как не знакомая, не свойственная персонажам лексика входит в "ключевые фразы" анекдотов, придавая им особую комичность и выразительность (№№ 90*, 91*, 92*).
Матерные фразеологизмы в анекдотах получают новую трактовку, будучи истолкованы буквально (№№ , 93*, 93*, 95*, 96*).
Употребление матерной лексики далеко не всегда связано с соответствующей тематикой. Еще Ф.М. Достоевский писал, что "народ сквернословит зря, и часто не о том совсем говоря". Как показывает современный материал, это утверждение верно примерно для половины случаев .
В анекдотах широко используется и другая экспрессивная лексика: как сниженная (например, "косорыловка", "гадина", "битюг", "поганый", "выпендриваться", "набраться" и т.п.), так и возвышенная ("радость моя", "совершенно замечательный", "современнейший", "прекрасный" и т.п.), а также многочисленные междометия типа "Ах!", "Ой!", "Бум!", "Раз!", "Тра-та-та!" и т.п.